Ускорительный Центр ИТЭФ

Многоцелевой тяжелоионный ускорительно-накопительный комплекс ИТЭФ-ТВН

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


izvestiya1961

ПОБЕДА НАШИХ ФИЗИКОВ

ВТОРНИК 10 октября

Обычный будничный день. Но, в этом доме праздник. «Есть- 5,8 Гэв!» — кричит плакат «Молния» тому, кто переступает его порог. В углу плаката фотография - на черном фоне белый волнистый штрих. Этот документ свидетельство о рождении нового физического прибора. Здешним людям этот плакат все объясняет. Читателям же «Известий» надо рассказать об этом подробнее.

На окраине Москвы, окруженная городом, который далеко выплеснулся из своих старых берегов, зеленым островком стоит бывшая усадьба Меньщикова - старый дом с башенками, вековой парк с прудом. Здесь, среди сохранившейся старины, живет самый современный институт - Институт теоретической и экспериментальной физики Академии наук СССР.

Впрочем, и внешне здесь не так уж все старинно. За парком расположились недавно отстроенные корпуса, которые своим видом еще раз говорят: наука индустриализируется.

Этот праздник и пришел отсюда. Накануне ночью начал свою жизнь ускоритель протонов на 7 миллиардов электрон-вольт. Пока что при пробном запуске протоны ускорены до 5,8 миллиарда. Об этом и сообщает плакат.

- Нет, здесь в кабинете сегодня разговаривать неинтересно, - встретил нас директор института академик А. И. Алиханов, когда мы пришли к нему со своими вопросами. - Пойдемте к “хозяину” ускорителя, профессору Владимирскому. Да и саму машину вы, наверное, не откажетесь посмотреть. - волей-неволей разговор продолжается по дороге.

- Мы все в институте сегодня именинники, - рассказывает академик А. И. Алиханов. - Нам удалось запустить ускоритель, как мы и хотели, к ХХII съезду КПСС. А ведь, если признаться, были минуты сомнений. Например, почти три месяца капризничал, не давался нам электростатический генератор. Это очень важное и сложное устройство, которое порождает пучок частиц, разгоняемых затем в ускорителе.

Как только безотказно заработал этот генератор, работа по пуску пошла быстрейшими темпами – все было сделано за две недели.

Перед нами стаяла главная проблема - точность. Наш ускоритель - это не малая махина - 80 метров в диметре, а отношение к нему пришлось проявить ювелирное. Вот, например, случай во время отладки. Не проходит плотный пучок частиц по кольцу ускорителя прилетает все время разбитым, как бы растрепанным. В чем дело? Оказалось, во внутреннюю часть камеры попали три ниточки, обыкновенные нитки от марли, которой, видимо, вытирали детали камеры во время монтажа.

И эти тонкие волоконцы затеняли пучок, выводили из строя всю установку, от излучения которой экспериментаторы должны будут прятаться за восьмиметровую бетонную стену. Парадокс!

Сил вложили много, очень. И время проектных работ, и время строительства, отладки, пуска – все это крупная и трудная инженерная работа, в которой непосредственное участие прннимали физики, и подчас физики-теоретики.

- КАК И КОГДА ВОЗНИКЛА ИДЕЯ ПОСТРОИТЬ ВАШ УСКОРИТЕЛЬ?

- Ученым, я вам скажу, - улыбается академик Алиханов, - надо быть терпеливыми. От замысла до его реализации проходят подчас годы. И ничего не поделаешь, приборы и установки, которыми мы пользуемся, все больше усложняются.

В конце 1952 года в научных журналах появились статьи, рассказывающие об идее ускорителя с жесткой фокусировкой. Идея была еше сырой. Ее надо было теоретически обосновать, сделать детальные расчеты. Тем не менее она сразу же породила как сторонников, так и противников. Противники утверждали, что точности, которые требует принцип жесткой фокусировки, немыслимо соблюсти. Это был их главный козырь.

Тогда-то было решено, что сотрудники нашего института во главе с Василием Васильевичем Владимирским займутся теоретической доработкой идеи - действительно ли так уж жестки точности, которые надо достичь. С тех пор Василий Васильевич взял на себя всю эту огромную работу - расчет, проект, организацию строительства, и, как видите, успешно довел ее до конца.

Не знаю, убедились ли в своей ошибке те, кто сомневался, но подобные ускорители недавно пущены в Женеве и в США. У нас в Союзе строится сейчас огромная машина на 50-70 миллиардов электрон-вольт, основанная на этом же принципе. Поэтому наш ускоритель нужно рассматривать как рабочую модель будущего гиганта.

- КАКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ БУДУТ ПРОВОДИТЬСЯ НА УСКОРИТЕЛЕ?

- Одна из первых задач, которую мы хотели бы решить,— это выяснить структуру нуклонов. Так называем мы, физики, частицы, из которых состоят ядра атома — протоны и нейтроны. Грубо говоря, мы хотим уяснить, похожи ли нуклоны на биллиардные шары - однородные как с поверхности, так и внутри, или же они похожи, скажем, на персик - мягкий снаружи и твердый внутри.

Уже выяснено, что положительный заряд в протоне распределен неравномерно, он плотнее в середине и слабее к краям. Мы же хотим знать распределение ядерных сил.

Это замыслы экспериментаторов. Но у нас ведь еще много отладочных работ. Надо поставить фокусирующие магнитные линзы, отклоняющие магниты и сделать еще массу других дел, чтобы привести ускоритель в эксплуатационное состояние. Вот тогда мы сможем думать только о физике.

Мы подходим к зданию где расположилось огромное кольцо ускорителя. Но здание обросло пристройками, и только купол над центром говорит о циркульной природе его архитектуры.

Огромный кольцевой коридор, где находится ускоритель, кажется, на первый взгляд, спутал всю планировку здания. Из кабинета «хозяина» машины Василия Васильевича Владимирского мы несколькими лестницами и коридорами пробираемся к центральному залу.

Трап, подобный корабельному, приводит нас на нижний этаж. Здесь в центральном зале, кроме устройств, принадлежащих вакуумному и охлаждающему хозяйствам, в самом его центре - хранилище точности, которой так дорожат здешние физики. Это старательно оберегаемый от всего, что может его потревожить, стальной шарик, на поверхности которого алмазом прочерчено перекрестие. Пересечение рисок - своего рода местный «центр мироздания». Отсюда, через щели в стенах, выходящие в коридор ускорителя, точность может быть «перенесена» с помощью инварных проволок к отдельным звеньям машины.

Монолитные металлические двери, чуть ли не в локоть толщиной, выводят нас к ускорителю. Прямо перед нами оказывается блок магнита, похожий на гигантскую ромбическую призму. Рядом еще такои же. Еще и еще блоки уходят от нас налево и направо, исчезая ла попоротами коридора. Их мощные сварные тела бережно держят хрупкую конструкцию ускорительной камеры, где уже могут теперь мчаться в бешеном вихре протоны.

По перекидному мостику мы переходим на внешнюю часть кольца. Здесь к коридору примыкает, как бы врезается к него, огромный зал, где будут стоять приборы исследователей.

Идем вдоль монотонной шеренги магнитов. Вот и участок, где будут вводиться в кольцо протоны, ускоренные предварительно электростатическим генератором. Сам генератор за стеной в башне. Мы видим лишь трубу - «протоновод», который пароходит сквозь несколько магнитных линз, нужных, чтобы «отформовать» и точно направить в камеру пучок частиц.

Наша экскурсия была слишком короткой, чтобы познакомиться со всем громадным «многоотраслевым» хозяйством ускорителя, единственная цель которого - сообщить крохотным протонам энергию в семь миллиардов электрон-вольт, Мы прощаемся с физиками, счастливыми тем, что сдержали свое слово, данное партии, и уже озабоченными предстоящими атаками на тайны микрокосмоса.

Б. ВАСИЛЕНКО

izvestiya1961.txt · Последние изменения: 2013/09/17 16:00 — palex